fbpx

Римские принципы в современной судебной практике

Venire contra factum proprium — запрет противоречивого поведения

Большинство студентов юридических вузов достаточно скептически относятся к лекциям по римскому праву. Оно и неудивительно, ведь современная правовая система Украины является структурно упорядоченной и регламентированной, а потому применение норм Древнего Рима на практике является очень маловероятным.

Однако новообразованный Верховный суд доказал, что такое мнение ошибочно. В частности Кассационный гражданский и Кассационный хозяйственный суды, начиная с 2018 года, приняли несколько постановлений, которые в мотивировочной части содержат ссылки на интересный принцип римского права venire contra factum proprium (запрет противоречивого поведения), основанный еще в римской максиме — «non concedit venire contra factum proprium» (никто не может действовать вопреки своему предыдущему поведению)».

По своей сути упомянутый принцип римского права venire contra factum proprium является выражением equitable estoppel — одной из важнейших доктрин общего права. В его системе эта доктрина основывается на principles of fraud. Она направлена на недопущение ситуации, в которой одна сторона может занимать иную позицию в судебном разбирательстве дела, которая отличается от ее более раннего поведения или заявлений, если это ставит противоположную сторону в невыгодное положение.

Верховный Суд в составе объединенной палаты Кассационного гражданского суда в результате пересмотра дела № 390/34/17 в постановлении от 10 апреля 2019 года (кассационное производство № 61-22315сво18) сделал правовое заключение по принципу добросовестности, который лежит в основе доктрины запрета противоречивого поведения стороны сделки.

В указанном деле суды установили, что в 2007г. был заключен договор аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения между агропредприятием и физическим лицом, который зарегистрировали только после смерти последнего в 2010г. В конце 2013г. наследник умершего землевладельца заключает с арендатором дополнительное соглашение к этому договору аренды, согласно которому, в частности, увеличивается размер арендной платы. В 2017г. арендодатель обратился в суд с иском к арендатору об отмене государственной регистрации договора аренды земли и об истребовании земельного участка в связи с тем, что государственная регистрация договора аренды состоялась после смерти первого арендодателя, то есть незаконно.

Суд признал действия истца недобросовестными и противоречащими предшествующему поведению (собственника земельного участка), которые заключаются в том, что он заключил соответствующее дополнительное соглашение и не один год получал арендную плату от ответчика.

Аналогичный правовой вывод изложен в постановлении Верховного суда в составе коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда от 10 июля 2019 по делу №396 / 1857/16-ц (производство № 61-22149св18).

Указанное дело является крайне важным для агропредприятий, ведь, этим постановлением кассационный суд закрыл один из законодательных пробелов которым пользовались не добропорядочные субъекты, предлагая более высокую арендную плату они искали любые возможности для признания недействительным договора аренды заключенного с предыдущим арендатором. Следствием таких ситуаций является признание недействительным договора аренды по формальным основаниям (договор подписало другое лицо, отсутствуют необходимые условия и т.д.), несмотря на то, что по такому договору истец 10 лет получал арендную плату, и каких-либо возражений не заявлял.

Постановление Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 15.05.2019 г. по делу №917 / 803/18.

В указанном деле между сторонами был заключен договор поставки вагонов. Обращаясь с иском, истец отметил, что до сих пор у ответчика сохраняется безосновательно приобретенное имущество истца, а именно перечисленные истцом 08.12.2017р. денежные средства в размере 1554 887,30 грн. Указанную сумму денежных средств истец просил взыскать с ответчика на основании ст. 1212 ГК Украины. Возражая против иска, ответчик указывает, что 06.12.2017 между сторонами была заключена спецификация №2 путем подписания её уполномоченными лицами и обменом сторонами сканкопиями указанного документа. Согласно спецификации №2 истец брал на себя обязательства выплатить в пользу ответчика 6160 887,30 грн. за партию вагонов в количестве 5 шт., однако истец перечислил в пользу ответчика лишь часть от вышеупомянутой суммы в размере 1554 887,00 грн. Ответчик отметил, что на данный момент спецификацию №2 от 06.12.2018 к договору сторонами не аннулировано и не признано данный документ недействительным в соответствии с требованиями действующего законодательства. Таким образом, утверждение истца об отсутствии между сторонами договорных обязательств не соответствует действительности. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Апелляционный суд такое решение отменил, и принял новое решение об удовлетворении иска

Просматривая указанное дело, ВС отметил, что установленные судами предыдущих инстанций обстоятельства дают основания для вывода о необходимости применения при рассмотрении данного дела доктрины venire contra factum proprium (запреты противоречивого поведения), поскольку, предоставляя правовую квалификацию правоотношениям сторон, судом апелляционной инстанции правильно учтено, что ответчик неоднократно менял свою позицию в споре на противоположную, что может свидетельствовать о злоупотреблении правом.

Учитывая обстоятельства данного спора и поведение ответчика, занимавшего взаимоисключающие правовые позиции с целью невозврата денежных средств, Верховный Суд согласился с выводом суда апелляционной инстанции, требования истца о возврате указанных средств на основании ст. 1212 ГК Украины являются обоснованными и правильно удовлетворены судом апелляционной инстанции, поскольку правовых оснований для перечисления истцом ответчику 1554 887,30 грн. не существовало.

Постановление Верховного Суда в составе коллегии судей судей Третьей судебной палаты Кассационного гражданского суда от 19 июня 2019 г. по делу №522 / 205/18.

В указанном деле истец просила признать недействительным договор ипотеки и отменить аресты. В обоснование приведенных требований отметила, что на момент заключения договора ипотеки она не была собственником земельного участка, переданного в ипотеку, а потому, согласно части первой статьи 203 и частью первой статьи 215 ГК Украины, просила такой договор ипотеки признать недействительным с момента его заключения , отменить обременения на земельный участок и исключить его из-под арестов. Решением местного суда, с которым согласился суд апелляционной инстанции, иск удовлетворен, указанные решения мотивированы тем, что на момент заключения оспариваемого договора ипотеки истец не была владельцем земельного участка, определенного предметом такого договора, поскольку имеющийся государственный акт о праве собственности на земельный участок свидетельствовал о принадлежности предмета ипотеки другому лицу. Коллегия судей Верховного Суда не согласилась с таким выводом судов предыдущих инстанций ввиду того, что законодательством закреплена возможность заключения договора ипотеки с ипотекодержателем до момента осуществления им действий по оформлению права собственности на имущество, определенное предметом ипотеки, при наличии документального подтверждения оснований для получения ним права собственности на ипотечное имущество в будущем. При этом ВС применила доктрину venire contra factum proprium (запреты противоречивого поведения), поскольку, очевидно, что возникает вопрос о противоречии действий истца, которая заключила 15 ноября 2007 договор о предоставлении кредита, в этот же день приобрела земельный участок и передала ее в ипотеку банка, а почти через девять лет предъявила иск о признании ипотечного договора недействительным.

Итак, новый ВС используя нормы Древнего Рима закрывает пробелы, которыми десятилетиями пользуются опытные юристы, признавая по формальным основаниям недействительными договоры, заключенные в обеспечение кредитов.

Как видим, применение принципов римского права, основанных на доктрине противоречивого поведения, положительно влияет на гражданский оборот, ведь благодаря ему прекращается «культ» недействительности, сформировавшийся в судебной практике. Кроме того, указанная доктрина дисциплинирует участников дела прекращая практику злоупотребления правом.

2020-07-21T13:42:16+03:00
Call Now Button