fbpx

Дружно-транспортное происшествие или как клиенты становятся друзьями

Адвокатское объединение «Жованник и партнеры» руководствуется в работе с делами своих клиентов единственным принципом: успех – стопроцентное соответствие достигнутого результата ожиданиям клиента. Ожидания клиента – главное, с чем мы работаем. Хотя бывает и такое, когда клиенты хотят «звезду с неба», которую по объективным причинам невозможно «достать», а расходы на такую ​​попытку не будут стоить полученного результата.

Благодарные клиенты, чья судьба напрямую зависела от успеха дела, часто становятся нашими друзьями. Так было и со мной, когда я получил обращение от мужчины, который в 2012 году на своем авто совершил наезд на потерпевшую и нанес ей тяжкие телесные повреждения.

Ожидания клиента и постановка задачи

Казалось бы, что такого особенного может быть в подобном деле с ДТП? Но суть обращения состояла в том, что уже был приговор суда первой инстанции, который, по очевидным причинам, не удовлетворял обвиняемого и его родителей. Еще бы, ведь клиент был взят под стражу в зале суда. И там его защищал другой адвокат. Он вместе с клиентом представил свою позицию так: отказ от признания вины и ущерба при всей очевидности совершенного правонарушения, которое было квалифицировано по ч. 2 ст. 286 УК Украины.

Потерпевшая сторона, разумеется, не получив компенсации, как и сторона обвинения – прокурор, которая не получила признания при очевидных обстоятельствах преступления, очень упорно и яростно отстаивали свою позицию на заседании суда. Они настаивали на реальном наказании обвиняемого в виде лишения свободы в учреждении закрытого типа.

Суд первой инстанции назначил наказание в виде трех лет лишения свободы без применения условно-досрочного освобождения. Хотя статья предусматривала такое развитие событий. Тогда ко мне через общих знакомых обратились родители обвиняемого.

 Наша позиция

Конечно, прежде всего, меня удивила тактика клиента в местном суде. Из-за нее дело попало в апелляционный суд с определенным набором доказательств, заявлений и позицией обвиняемого с отказом признания своей вины и материального возмещения. Приговором суда все это было зафиксировано и дано надлежащую оценку.

Мы полностью изменили тактику защиты. Во-первых, выяснили, что обвиняемый в действительности понимает свою вину и не возражает против ее публичного признания. Но через ложную позицию своего предыдущего адвоката, он все отрицал, считая, что иной стратегии защиты просто не существует. Мы должны были как-то органично изменить эту позицию, заявленную на суде первой инстанции, и так же органично донести новую позицию уже в апелляционный суд.

Сделать это было сложно, ведь непредставление доказательств до вынесения приговора должно быть аргументировано объективными причинами. Для того чтобы обосновать изменение позиции обвиняемого в суде апелляционной инстанции мы:

  • Получили письменные рекомендации «задним числом» не признавать свою вину от предыдущего адвоката. То есть, зафиксировали на бумаге все то, что было на самом деле. Сначала, конечно, адвокат все отрицал. Но родители клиента убедили его признать письменно свою ошибку в стратегии защиты. Мы, в свою очередь, пообещали адвокату, что не будем жаловаться на него в дисциплинарные органы за такую ​​безальтернативную позицию по делу клиента.
  • Разместили в открытом доступе (на веб-ресурсе) публичные извинения обвиняемого перед потерпевшей стороной. Там отмечалось, что ему жаль, он раскаивается и понимает, что он сделал неправильно (что полностью соответствовало действительности). Поскольку обвиняемый в то время уже находился в СИЗО, принести личные извинения он уже не мог.
  • Действуя как медиаторы, мы организовали встречу между родителями обвиняемого, потерпевшей и ее родителями. В рамках медиации на этой встрече мы решили претензии и успокоили пострадавших, которые были взволнованы непризнанием вины моего, теперь уже, друга.

Во время медиации мы объяснили, чем это обусловлено, и представили письменные доказательства предыдущего адвоката. Родители обвиняемого сказали, что были готовы предоставить любую помощь, но не понимали, как это правильно сделать, ведь защитник этого не объяснил. Наконец, мы примирили обе стороны.

Родители обвиняемого возместили около 10 тысяч гривен моральной и 50 тысяч материальной компенсации. После этого они получили письменную расписку о том, что обвиняемый полностью компенсировал причиненный ущерб, и потерпевшая не имеет претензий к нему. Апелляционному суду она предоставила объяснения, что ее ввели в заблуждение относительно возможности предъявления этих доказательств и сведений в суд первой инстанции, поэтому они не были предоставлены своевременно.

Это все отражало фактическое положение вещей, осознание вины обвиняемым, его готовность к диалогу и действительную волю участников дела. На заседании апелляционного суда мы предоставили дополнительные документы, способствовали вынесению решения в нашу пользу. Это справка о беременности жены обвиняемого, сведения о преклонном возрасте и состоянии здоровья его родителей, а также о необходимости их содержания сыном.

 Результат

Учитывая собранные материалы, мы просили суд определить меру наказания, не связанную с реальным лишением свободы. Поэтому к нашему клиенту была применена условная форма наказания и дан испытательный срок – 1 год. В течение этого времени обвиняемый, находясь на свободе, должен каждый месяц посещать учреждение по месту своей регистрации.

В тот день в апелляционном суде мы с клиентом получили не только хороший приговор, жалобу на который уже никто не подавал, но и крепкие дружеские отношения, которые длятся до сих пор.

2020-10-19T15:18:35+03:00
Call Now Button